«Необходимо развенчивать миф о неуспешности рабочего человека»

Каков уровень среднего профессионального образования в России, как привлечь молодежь к рабочим специальностям, и какие кадры нужны стране прежде всего, рассказывает генеральный директор Союза «Агентство развития профессиональных сообществ и рабочих кадров «Ворлдскиллс Россия» Роберт Уразов.

— Актуальна ли проблема снижения интереса к рабочим профессиям у молодёжи? Носит ли она интернациональный характер?
— Конечно. Это связано с поколением Z, которое растет на гаджетах и которому рабочие профессии не интересны. В разных странах эту проблему решают по-разному. В Великобритании, например, из чемпионата Worldskills в 2015 году сделали шоу: пригласили на площадку съемочную группу BBC, и все три дня «битва пассатижей» была на самом популярном общественном телевидении страны. В Сингапуре выяснили, что спад интереса молодёжи к рабочим специальностям обусловлен непривлекательностью учреждений профобразования. Тогда власти закрыли 10 колледжей и вместо них построили один Институт технического образования Сингапура — современный образовательный комплекс с развитой инфраструктурой. 
В нашей стране до сих пор сильны стереотипы, что без высшего образования невозможно устроиться на хорошую работу и получать достойную зарплату. Поэтому две трети ребят идут в вузы. По статистике, там обучаются более 5 млн человек, в колледжах и техникумах — вдвое меньше. В итоге у нас армия невостребованных экономистов и при этом большой дефицит высококвалифицированных рабочих.
Мне кажется, важно донести до общественности одну простую мысль: рабочая профессия, даже если человек не собирается оставаться в ней навсегда, может стать хорошим фундаментом карьерной лестницы. К тому же современная система российского образования позволяет после окончания колледжа поступить в вуз без потери лет. Это правильный трек с точки зрения развития качественного кадрового обеспечения.


— Что стоило бы предпринять в первую очередь для повышения престижа рабочих профессий в России?
— Нужно показать общественности правдивый образ современных рабочих. Давно не редкость, что российские повара стажируются в Париже, а портные — в Милане. Многие из них любят свой труд и достойно зарабатывают. Кто-то открывает свою пекарню или автомастерскую, другие идут работать в хороший ресторан или на современный завод.
Задача государства, на мой взгляд, «заточить» систему среднего профессионального образования под нужды работодателей. Андрей Никитин, вступив в должность губернатора Новгородской области, первым делом собрал руководителей учебных заведений и пообещал дополнительную поддержку тем, кто начнёт готовить актуальных для экономики специалистов. Остальные рискуют остаться ни с чем.

— Как вы оцениваете уровень профессионального образования в России? Что необходимо изменить?
— Общий уровень практической подготовки сильно отстаёт от стандартов WorldSkills International. Мы не зря называем «кровавыми» таблицы, в которых расписываем результаты каждого конкурсанта Национального чемпионата и сравниваем их со средним уровнем участников мировых чемпионатов. Лакмусовой бумажкой уровня профобразования в России стал, по сути, демонстрационный экзамен по стандартам WorldSkills. Пока он охватывает 26 регионов, но в перспективе распространится на всю страну. В качестве финального испытания студенты показывают на практике, что они умеют делать руками. Только за прошедшую зимнюю сессию через демонстрационный экзамен прошли около 2,5 тыс. человек. Очень небольшое количество ребят показало уровень, близкий к победителям региональных первенств. Но это та планка, к которой надо стремиться, и хороший старт для реформы профобразования.

— Кто должен думать о профобразовании — государство или бизнес?
— С моей точки зрения, это должно быть государственно-частное партнёрство. Государство всегда эффективно в инфраструктурных вещах (здания, площадки, оборудование), где невозможно определить частную выгоду одного человека. А бизнес должен платить за подготовку кадров. В Европе популярна дуальная система подготовки, в Бразилии и Корее — корпоративные программы. России придётся придумать что-то своё, поскольку механический перенос любых зарубежных практик ничего не даст — у нас разные культурные коды.

— Есть ли страны, уверенно лидирующие в каких-то компетенциях?
— Если мы берем профессии, связанные с физическим трудом, то это Бразилия, если с монотонным трудом — Корея и Китай, креативный блок — Европа. Мы занимаем нишу «везде понемногу». В основном мы выигрываем в компетенциях, где превалирует фактор неопределённости или фактор конструирования. Мы больше способны к конструкторскому труду.

— Кто и как вводит в оборот новые компетенции? Случается ли, что компетенция прекращает своё существование? Почему?
— Новые компетенции появляются двумя способами: по запросам реального сектора экономики или по инициативе регионов. Так, например, с лёгкой руки Республики Северная Осетия — Алания у нас появилась новая компетенция «выпечка осетинских пирогов», а по инициативе Ростелекома — «магистральные линии связи». Некоторые профессии устаревают и исчезают. Сегодня на излете компетенция, связанная с обработкой листового металла, её ждет перевоплощение.

— В каких профессиях больше мужчин, а в каких — женщин? Принимают ли участие женщины в традиционно мужских компетенциях?
— В движении WorldSkills, как и во всем мире, давно стирается граница между традиционно мужскими и традиционно женскими профессиями. Если раньше появление девушки-сварщицы на чемпионате приводило всех в недоумение, то сейчас это норма. На региональном чемпионате в Якутии очень хорошие результаты показала девушка-сантехник. Публика была в восторге от юной хрупкой барышни, монтирующей трубы и систему отопления. В целом на долю женщин приходится 26% от числа конкурсантов. Конечно, девушек, работающих с токарными и фрезерными станками, не так много, как девушек-парикмахеров, но они есть и показывают на чемпионатах очень приличные результаты. Кстати, эксперт по мобильной робототехнике, которая подготовила ребят к чемпионату Европы (у России — второе место), тоже девушка.

— Какие профессии, на ваш взгляд, необходимо развивать в России прежде всего?
— Думаю, это сервисный блок, вокруг которого формируется комфортная городская среда. Будем честными — сервис в России либо не очень хорош, либо очень дорог. Золотая середина встречается крайне редко, даже в городах-миллионниках. Второе направление — это цифровая экономика, роботизация производств. Мы пока не создаём лучшее в мире оборудование, но уже сейчас пишем для него одни из самых качественных программ. Нам нужно срочно инвестировать в эту отрасль.

— Термин «утечка мозгов» уже никого не удивляет. Есть ли «утечка рабочих рук» за рубеж?
— Она минимальна на самом деле. Много ограничений, в том числе языковых. Нашим ребятам тяжело найти работу. Я сейчас говорю о массовом сегменте, не чемпионском. Чемпионы Worldskills как раз неплохо котируются в мире, но это сравнимо больше со спортом высоких достижений.

— Способствуют ли поддержке интереса к рабочим профессиям корпоративные премии?
— Премирование, на мой взгляд, универсальный инструмент для поддержки интереса к любому виду профессий.

— Насколько эффективна с точки зрения подготовки профессиональных кадров система корпоративных обучающих центров? Могут ли они составить конкуренцию колледжам, в каких случаях?
— Систему колледжей и систему корпоративных обучающих центров нельзя противопоставлять друг другу. Это разные звенья одной цепи: колледжи обеспечивают первичное «погружение» молодого человека в профессию, владение основным объемом знаний. После этого корпоративный центр проводит «тонкую настройку» под нужды конкретной компании или конкретного производства. Поэтому предприятия заинтересованы, чтобы колледжи давали максимальный объем знаний и современных представлений о профессии. Причем так происходит не только в России, это общемировая практика. Например, концерн Porsche набирает работников после колледжа и проводит в рамках своего корпоративного центра тонкую шлифовку навыков под себя.

— Где интерес к рабочим специальностям наиболее высок — в небольших городах, районных центрах или в областных центрах?
— Если речь идёт о реальном спросе на рабочие профессии, то он формируется либо вокруг крупных производств, в основном это оборонная и перерабатывающая промышленность, либо вокруг сильных колледжей. По статистике, больше всего студентов, получающих среднее профессиональное образование, в Москве. Но, наверно, это не самое корректное сравнение, потому что по количеству жителей столица сравнима со всеми другими городами-миллионниками вместе взятыми. Показателен, на мой взгляд, Краснодарский край, Ростовская и Самарская области. Если рассматривать федеральные округа с поправкой на количество жителей, то больше всего студентов колледжей и техникумов на Урале, в Приволжье, Дальнем Востоке и Сибири.
Есть, конечно, и социальное объяснение спросу на рабочие профессии: когда в населённом пункте есть один-два колледжа, ближайший институт в ста километрах и денег, чтобы отправить туда ребёнка, нет. Там, хочешь не хочешь, но после школы — колледж.

— Как можно поддерживать интерес к рабочим специальностям?
— Необходимо развивать среднее профессиональное образование, чтобы, выходя из колледжа, выпускник был максимально приближен к требованиям реального сектора экономики, и, развенчивать, мифы о неуспешности рабочего человека. Как я уже говорил, в рабочей профессии можно не просто хорошо зарабатывать, но и состояться.

— Ваш проект World Skills, направленный на популяризацию рабочих профессий, носит всеобъемлющий характер. Отдельно взятые компании также реализуют различные проекты для стимулирования и поощрения своих сотрудников. Например, ОМК проводит торжественную церемонию вручения премий им. братьев Баташевых, награждая лучших из лучших. Тенденция налицо?
— Да, мы совместными усилиями восстанавливаем престиж рабочих специальностей, все эти проекты имеют общую цель. В программах World Skills участвуют десятки компаний, в том числе и упомянутая вами ОМК, представители которой не просто участвовали, но даже побеждали и занимали призовые места. Надеемся, и дальше будем развивать взаимоотношения с компаниями — нашими единомышленниками, потому что, повторю, у нас единые цели и идеалы, вместе у нас получится вернуть рабочим былую славу.
Источник: «Коммерсант» (Нижний Новгород)
Яндекс.Метрика